Тенденции потребления новостей в 2017 году

13:0111.07.2017 (обновлено: 11:25 15.08.2017) / 93Технологии
В июне Reuters Institute опубликовал шестой ежегодный доклад о потреблении новостей Digital News Report 2017.

Доклад опубликован на фоне продолжающихся дискуссий об источниках финансирования журналистики, отношениях между новостными организациями и социальными платформами, и всеобщей обеспокоенности распространением фейковых новостей.

Выводы, представленные в нем, основаны на результатах проведенного в январе-феврале 2017 г. компанией YouGov опроса более чем 70 тысяч человек в 36 странах мира и дополнительного качественного исследования. Основной исследовательский интерес авторов направлен на специфику новостного потребления стран Запада, тем не менее, в этом году в список рассматриваемых рынков были добавлены новые азиатские и латиноамериканские страны. Таким образом, появилась возможность проанализировать региональные различия.

Выборка исследования отражает население, имеющее доступ к интернету, кроме того из нее отфильтрованы респонденты, не потреблявшие новости в течение месяца (в среднем таких около 3%: меньше всего в Финляндии – 1%, больше всего в Австралии – 9%).

 

Основные результаты исследования в 2017 г.

  • Рост социальных медиа в новостном сегменте сглаживается на некоторых рынках из-за популяризации мессенджеров, которые (а) более приватны и (б) как правило, не фильтруют контент алгоритмически. WhatsApp по распространению новостей уже начинает соперничать с Facebook на некоторых рынках, включая Малайзию (51%), Бразилию (46%) и Испанию (32%).
  • Только четверть (24%) респондентов считают, что социальные медиа способствуют отделению фактов от вымысла, о новостных медиа в таком ключе думают 40% опрошенных. Пользователи считают, что отсутствие правил и виральные алгоритмы способствуют быстрому распространению фейковых новостей и понижению качества информации.
  • Уровень доверия новостным СМИ различается в 36 изучаемых странах: выше всего он в Финляндии (62%), а в Греции и Южной Корее (23%) он самый низкий.
  • В большинстве стран обнаружена тесная связь между недоверием СМИ и политическими пристрастиями. Это особенно характерно для стран с высоким уровнем политической поляризации, таких как США, Италия, Венгрия.
  • Почти треть опрошенных (29%) часто или хотя бы иногда избегают потребления новостей. Многие связывают это с негативным влиянием на настроение, а часть – с отсутствием уверенности в правдивости новостей.
  • Мобильный доступ к новостям опережает десктопный во все большем количестве стран. В последние годы мобильные новостные уведомления значительно выросли, особенно в США (+8%), Южной Корее (+7%) и Австралии (+4%), став важным маршрутом к контенту и дав новый шанс новостным приложениям.
  • В связи с этим заметен рост мобильных новостных агрегаторов, в частности Apple News, а для более молодой аудитории – Snapchat Discover. В прошлом году пользование целевой аудиторией обоих удвоилось. 
  • Роль смартфонов в потреблении новостей из дома теперь так же значительна, как и за его пределами. Количество пользователей смартфонов, потребляющих новости в постели (46%), теперь выше количества тех, кто потребляет новости на работе. 
  • Активируемые голосом цифровые помощники типа Amazon Echo становятся новой новостной платформой, опережая «умные часы» в США, Великобритании и Германии.  
  • В части стран увеличилось количество новостных подписок, утроилось количество платежей за новости. Причем, большую часть новых платежей делает молодежь, что вносит значительные корректировки в идею о том, что молодые люди не готовы платить за онлайн-медиа, не говоря уже о новостях.
  • Рост рекламных блокировок застопорился на десктопах (21%) и остался низким на смартфонах (7%). Более половины опрошенных в Польше (57%), Дании (57%) и США (52%) сказали, что временно отключили новостные блокираторы.
  • Появились новые доказательства необходимости брендам прилагать усилия для попадания на платформы распространения. Исследование в Великобритании, в котором приняли участие более 1 500 респондентов, показало, что хотя большинство людей помнит путь нахождения новости (Facebook, Google и т. д.), лишь менее половины могут назвать новостной бренд, в случае если нашли новость через поиск (37%) или социальные сети (47%).
  • Австрийцы и швейцарцы более преданы печатным газетам, немцы и итальянцы – телевизионным сводкам, а латиноамериканцы получают новости через социальные медиа и мессенджеры чаще, чем в других частях света. 

 

Подробнее о результатах


Источники новостей

В мире по-прежнему лидируют онлайн-источники и телевидение, растет популярность социальных медиа, тогда как печатные газеты теряют аудиторию. Получая новости, большинство людей сочетают множество источников и платформ.

 

 

Сохраняется разница в практиках потребления новостей между поколениями: во всех странах молодежь чаще обращается к цифровым СМИ и социальным медиа, а старшее придерживается старых привычек (телевидение, радио, печатные СМИ).

 

 

Замедление роста социальных медиа

Удивительно, что за пределами США и Великобритании замедлился рост социальных медиа в качестве новостного источника, а в некоторых странах он даже заметно снизился: в Бразилии и Австралии на 6%, в Италии на 5%, в Португалии на 4%.

 

 

Это может быть связано с насыщением рынка или изменениями алгоритмов в Facebook в 2016 г., которые теперь fотдают приоритет дружеским коммуникациям перед профессиональным новостным контентом. Другое объяснение связано с ростом популярности мессенджеров, из-за которого люди проводят меньше времени в социальных сетях.

 

 

Рост популярности мессенджеров

23% респондентов в мире ищут, распространяют или обсуждают новости, используя один или несколько мессенджеров. Использование WhatsApp для новостного потребления в мире выросло на 15% за год. Viber популярен в Южной и Восточной Европе, а в Азии часто используют WeChat (14% в Гонконге и 13% в Малайзии), Line (45% на Тайване), Kakao Talk (39% в Южной Корее).

 

Другие формы новостной агрегации

В последние несколько лет возникает все больше агрегационных сервисов, направленных на распространение новостей. В частности, это сервисы для мобильных. Иногда это отельные продукты (Flipboard, SmartNews), а иногда – часть более широких сервисов (Apple News, Google News, Snapchat Discover, Kakao Channel, Line News). Последние показывают наиболее сильный рост. Но стоит отметить, что многие из перечисленных сервисов имеют региональную или языковую привязку, поэтому они распространены в разных частях света неравномерно.

 

Как меняется путь к новостям

Несмотря на рост агрегаторов, социальные медиа и поиск остаются самыми важными путями к онлайн-контенту, наряду с прямым трафиком на сайты и приложения.

Согласно результатам опроса Reuters Institute, сразу заходят на новостные сайта 32% пользователей в мире, тогда как 65% (а среди молодежи до 35 лет – 73%) предпочитают «обходные пути» к новостям: 25% находят их через поиск, 23% через социальные медиа, 6% получают по e-mail, 5% через мобильные оповещения и столько же через агрегаторы.

 

 

Но опять же стоит помнить о разнице доступа на разных рынках. В Скандинавии и Великобритании, где коммерческими и государственными службами выстроены могущественные СМИ, люди чаще заходят на сайт напрямую или через приложение. В Латинской Америке, как и в Центральной и Восточной Европе, социальные медиа являются самым популярным каналом, ведущим к новостям. В Азии индивидуальные медиа бренды часто включены в работу гигантских порталов (например, Yahoo в Японии или Naver и Daum в Южной Корее), что определяет модель потребления новостей.

На некоторые рынки вернулась e-mail-рассылка. В Бельгии 34% респондентов получают новости по почте, в США – 23%, и этому способствуют такие крупные игроки как Washington Post, который предлагает около 70 информационных бюллетеней в качестве стимула к подписке.

 

Последствия алгоритмического отбора новостей

Авторы доклада пришли к выводу, что алгоритмический путь к новостному контенту не только не сужает наш выбор, но раскрывает для большинства пользователей широкий диапазон онлайн-источников. Те, кто использует поиск, социальные сети и онлайн-агрегаторы, значительно более вероятно увидят ресурсы, к которым обычно не обращаются.

 

Приписывание заслуг» среде распространения

Зачастую именно платформе, на которой была обнаружена новость, а не издателю приписывается заслуга за выпуск контента. Дополнительное исследование Reuters Institute, проведенное в Великобритании, показало, что две третьих респондентов помнят путь к новости (Facebook, Google и др.), но менее половины могут назвать новостной бренд, в случае если новость была найдена через поиск (37%) или социальные сети (47%). Респонденты чаще вспоминали бренд, если ранее сталкивались с ним или использовали его как основной ресурс.

 

Мы подписываемся на страницы политиков, с которыми согласны, и избегаем тех, с кем не согласны

В этом году авторы рассмотрели, как складывается популярность политиков в социальных медиа. На примере шести стран было обнаружено, что более трети (37%) пользователей социальных медиа подписаны хотя бы на одного политика или канал политической партии. Больше всего подписчиков у политиков в США (54%), в Великобритании их 42%, в Австралии – 36%, в Ирландии – 32%, Испании – 31%, Германии – 25%.

20% из подписчиков политиков подписаны на левых, 16% – на центристов и 12% – на политиков из правого крыла. Авторы объясняют разницу в пользу левых возрастом пользователей социальных сетей, так как молодежь, составляющая большую часть пользователей, традиционно придерживается левых взглядов.

Результаты опроса показали, что респонденты, придерживающиеся левых взглядов, в пять раз чаще подписаны на политиков из левого крыла, чем на правых. Тот же вывод справедлив для сторонников правых взглядов.

 

Девайсы для потребления новостей: мобильные продолжают лидировать

На рынках развитых стран пользователи насытились возможностями смартфонов, как и социальными медиа. В большинстве стран недельный доступ к новостям не вырос относительно прошлого года, а в некоторых даже упал. Хотя в США и Великобритании все же заметен рост. 

 

 

Но это не значит, что значимость смартфонов падает. Наоборот, наша зависимость от них продолжает расти с каждым годом. В 2017 г. в США, Великобритании и Норвегии доступ к новостям осуществляется в равной степени и с мобильных, и с компьютеров. Азиатские и скандинавские страны больше всех продвинулись по пути мобильного доступа к новостям, тогда как в Центральной, Южной и Восточной Европе пользователи в основном читают новости с экранов ноутбуков и компьютеров.

Молодое поколение особенно активно использует мобильные телефоны. В частности это характерно для Латинской Америки, где четверть респондентов в Мексике (24%) и Чили (25%) для чтения новостей использует только смартфоны. Та же ситуация в Сингапуре (26%), Малайзии (27%) и Гонконге (31%).

Другая тенденция связана со снижением количества девайсов, используемых для потребления новостей в течение недели, в Великобритании и нескольких других странах. Этот вывод становится значимым при рассмотрении ситуаций, в которых люди используют смартфоны дома. Более половины респондентов (56%) используют их в личном пространстве, 46% читают новости в постели и 32% читают или смотрят новости, когда находятся в ванной комнате или туалете.

 

Возвращение новостных приложений

Исследования прошлых лет показали, что пользователи смартфонов гораздо чаще идут к новостям «обходными путями», что значительно повышало значимость таких платформ как социальные медиа. Но в этом году, после периода низкого роста или его отсутствия, наблюдается прыжок в использовании новостных приложений почти во всех странах.  

 

 

Скорей всего этот всплеск связан с более регулярным использованием скачанных ранее приложений, а не установкой новых. Вероятно, два ключевых фактора играют здесь свою роль: (1) все больше издателей налаживают связь с приложением через поиск, социальные сети и электронную почту; (2) увеличивается количество мобильных уведомлений, поскольку издатели применяют стратегии повышения лояльности и используют преимущества новых возможностей платформы.

 

Alexa, какие новости?

Впервые в этом году исследователи спросили респондентов об использовании голосовых цифровых помощников Amazon Echo и Google Home. Ранее эти сервисы были доступны только в США, Германии и Великобритании. CNN, BBC и Spiegel создали аудио-приложения, такие как новостные сводки и прогноз погоды, специально для этих сервисов. В США голосовой динамик уже используют 4% респондентов, половина из них – для потребления новостей.

 

Что происходит с видео?

В этом году исследователи попытались проанализировать способы потребления видео-новостей в трех разных средах: (1) основанных на подписке социальных сетях вроде Facebook и Twitter, (2) поисковых платформах типа YouTube и (3) новостных сайтах и приложениях. Для этого контент был разделен на категории: короткие формы (менее 5 минут), длинные формы (более 5 минут), и онлайн (live).

Результаты международного опроса показали, что (1) большая часть видео потребляется в коротких формах, (2) почти половина пользователей в каждой платформе не потребляла новостные видео сюжеты на прошедшей неделе, (3) лишь малая часть видео была просмотрена на сайтах, и в основном это характерно для молодежных групп в странах, где социальные медиа являются наиболее крупной частью микса из медиа источников. Что касается формата, то видео уже более распространено, чем тексты.

 

 

Беря в расчет данные опроса, видео сложно монетизировать. Крупнейший игрок на этом поле, Facebook, не предлагает более или менее значительной монетизации видео короче 90 секунд, тогда как на вебсайтах пользователи недовольны необходимостью просмотра рекламных блоков, идущих до основного видео, и это сокращает потребление.

 

«Если у меня есть тридцать секунд на просмотр актуальных новостей, я не хочу тратить эти тридцать секунд на рекламное видео».
Участник фокус-группы (20-34), США

 

5 секунд – приемлемый для большинства период, чтобы получить ценный новостной контент, 69% считают, что достаточно 10 секунд или менее.

В течение четырех лет мониторинга практика потребления новостей почти не меняется. Две трети (71%) респондентов в мире говорят, что в основном потребляют новости, читая тексты, 14% из них обращаются к текстам и видео в равной мере. При этом большой разницы между возрастными группами не наблюдается (даже молодежь предпочитает текстовые новости). Видео высоко ценится как один из источников, добавляющих драматизма и понимания контекста таких важных сюжетов как террористические атаки в Париже, Ницце, Манчестере и Брюсселе. В этих случаях видео придает правдивости контенту.

 

 

Фейковые новости, доверие и политическая поляризация

Публичные дискуссии о фальшивых новостях и предвзятости СМИ побудили авторов детально рассмотреть вопрос о доверии средствам массовой информации в социальных сетях. Часть исследования была посвящена выявлению связи между политической поляризацией и восприятием предвзятости СМИ в большом количестве стран.

В определении «фейковых новостей» («fake news») респонденты часто смешивают три категории: (1) новости, которые «придуманы» для зарабатывания денег или дискредитации других, (2) новости, имеющие реальную основу, но интерпретируемые в зависимости от конкретной (удобной) повестки дня, (3) новости, которые «неудобны» людям, или с которыми люди не согласны.

Первая категория в чистом виде редко называется респондентами, за исключением США. В Германии и Франции «фейковые новости» считаются чем-то импортированным, нежели имеющим национальные корни. А политическая предвзятость и ограничение свободы выражения – предметы жарких дебатов во многих странах. Согласно результатам опроса, большинство людей потребляют новости из менстримовых СМИ, а потому и основные причины недоверия связаны с их работой.

Наибольшее доверие СМИ наблюдается в богатых североевропейских и скандинавских странах, а также в Португалии и Бразилии. На другом полюсе – страны центральной, южной и восточной Европы, как и страны Азии, где СМИ считаются слишком близкими к правительству.

 

 

Для иллюстрации поляризации, авторы сопоставили политические предпочтения респондентов с источниками онлайн-новостей, к которым они обращаются. В США, например, глубокая поляризация медиа-ландшафта четко отражает поляризацию, наблюдаемую в обществе. Вебсайты таких телевизионных сетей как ABC, NBC и CBC, а также New York Times и Washington Post чаще читают люди, причисляющие себя к левому крылу, а сайты Fox News и Breitbart чаще посещают люди, придерживающиеся правых взглядов.

В Великобритании использовалась та же шкала оценки, но топовые онлайн-ресурсы оказались менее поляризированными. BBC, например, посещают и левые, и центристы, и правые. Но надо отметить, что дискуссии вокруг Брекзита значительно снизили доверие к менстримовым СМИ, и BBC особенно досталось.
Другая картина складывается в Германии, где все СМИ кластеризуются вокруг центра, а мейстримовые медиа обычно называют корпоративными. Во время иммиграционного кризиса 2015-2016 гг. правые группы возродили фразу нацистской эпохи Lugenpresse (лживая пресса), чтобы обвинить левых в ограничении дебатов и предвзятости.

 

Отделение фактов от вымысла

Исследование Reuters Institute показало большую разницу в возможностях СМИ и социальных медиа отделять факты от вымысла. Например, в США (38%/20%), Канаде (51%/24%) и Великобритании (41%/18%) люди в два раза чаще доверяют новостям, транслируемым СМИ. Только в Греции больше людей доверяют (19%/28%) социальным медиа, но это скорее связано с общим отношением к СМИ в стране, чем с качеством производимой ими информации.

 

 

Дополнительный опрос в десяти странах выявил связь между недоверием СМИ и политической предвзятостью. В США недоверие СМИ исходит в основном от правых (сторонников Д. Трампа и Республиканцев), поскольку они считают, что СМИ транслируют «либеральную повестку дня». В Великобритании, наоборот, недоверие исходит в основном от левых, из-за ощущения, что правая пресса проталкивает проправительственную повестку и одобряет Брекзит.

 

 

Ценность различных брендов

Впервые в докладе опубликованы четыре ключевых атрибута восприятия людьми онлайн новостей: (1) точность и надежность, (2) помощь в понимании сложных вопросов, (3) обсуждение точек зрения, (4) предоставление забавного и развлекательного контента.

К примеру, BBC в Великобритании две трети пользователей (70%) рассматривают как поставщика точных и надежных новостей, но только 28% считают, что это медиа предлагает развлекательный контент. Менее четверти (21%) читателей Guardian считают, что новости, публикуемые в ней, самые надежные (поскольку большинство так считает про BBC), но почти половина (45%) ценит эту газету за предоставление разных точек зрения. А Buzzfeed, несмотря на значительные инвестиции в высококачественные расследования в этом году и попытки избавиться от репутации поставщика викторин, по-прежнему ценится пользователями за развлекательный контент.

 

Бизнес журналистики

Результаты опроса в США, Великобритании, Финляндии и Испании, иллюстрируют продолжающийся тренд на отказ платить за онлайн-новости в любой форме. 8 из 10 (84%) не платили в прошлом году за новости. Но, надо отметить, что отдельно в США наблюдался рост платежей на волне победы Трампа до 16%. За полгода после выборов у New York Times прибавилось 500 тысяч подписчиков, у Wall Street Journal – 200 тысяч. В большинстве своем это произошло благодаря тем, кто придерживается левых взглядов, и молодежи.

Наибольшим успехом платная подписка пользуется в северных странах: 15% в Норвегии, 12% в Швеции, 10% в Дании и 7% в Финляндии. Во многом это связано с сильной традицией чтения и культурой подписки на печатные СМИ, которая распространилась и на цифровое потребление. В этом регионе практикуются разные модели оплаты контента, включая оплату части контента, freemium, или обе одновременно.

 

 

До сих пор нет единого мнения о наиболее удобном способе оплаты. Подписки хорошо работают для одних, но совершенно не подходят другим, кто привык свободно перемещаться с сайта на сайт. Если в США подписка набирает популярность, то в странах Центральной и Южной Европы, таких как Греция, Италия и Испания, большая часть онлайн-контента остается в свободном доступе, поскольку там нет культуры подписки.


Сдерживание рекламной блокировки

Одна из угроз новостной индустрии кажется в этом году немного менее актуальной, поскольку значительного роста в использовании блокираторов рекламы не наблюдалось. Тем не менее, почти четверть респондентов (24%) продолжают использовать программное обеспечение, удаляющее все рекламные объявления. Больше всего это распространено в Греции (36%) и Польше (32%), меньше всего – в Японии (13%) и Южной Корее (12%). На смартфоны эта тенденция широко не распространяется: только 7% используют блокираторы или браузеры, которые по умолчанию блокируют рекламу.

Среди обнадеживающих индустрию знаков можно отметить то, что 43% респондентов согласились временно отключить блокираторы для отдельных сайтов.

 

 

Заключение

Журналистика попала под удар в этом году. Выход новости сам по себе стал новостью. Обилие контента в интернете вкупе с новыми формами распространения способствовали возникновению кризиса доверия СМИ. Проверенные факты стало сложнее отличить от неправды или «альтернативных фактов». Новости с заголовками-приманками активно распространяются в социальных медиа, где пользователи менее осведомлены о первоисточниках, и откуда они не выходят, чтобы обратиться к конкретному новостному бренду. В результате ответственность за поиск выхода из кризиса доверия ложится и на медиа компании, и на социальные платформы.

Фокус внимания медиа смещается и на вовлечение «качественной» аудитории, а не просто на большие цифры. Хотя и не везде. В Азии, Латинской Америке и на юге Европы все еще делается большая ставка на доходы от рекламы, поскольку готовность (или способность) читателей платить очень ограничена.
Что касается работы платформ, то становится очевидным, что алгоритмы редко могут быть нейтральными и не могут ответить на все нюансы и сложности современного мира. Поэтому Google и Facebook используют разные средства, привлекая партнеров к независимой проверке фактов и тестируя новые алгоритмы, которые смогли бы вытащить людей из их «информационных пузырей».

И если эти задачи решаемы, то остаются вопросы бизнеса: как  заставить людей платить за новости? Смогут ли СМИ конкурировать с Google и Facebook на рынке рекламы или в других нишах? Какие модели помогут заработать достаточно денег, чтобы поддерживать высокое качество журналистики? Что если решения проблем СМИ будет реализовываться с помощью государственных субсидий? Можно ли будет сохранить независимость в этих условиях, учитывая все большую политическую поляризацию?