Благодаря интернету журналистика – это то, что вы делаете, а не то, кем вы являетесь

14:3802.07.2013 (обновлено: 10:06 07.11.2013) / 1320Аудитория
Хотя сейчас труднее чем когда-либо определить, кого можно назвать «журналистом», и это вносит сумятицу в медиа – в долгосрочной перспективе это принесет пользу СМИ.
Благодаря интернету журналистика – это то, что вы делаете, а не то, кем вы являетесь

В последнее время споры о том, кто вправе считать себя журналистом, а кто нет, обострились. Если репортер идет на митинг, он уже гражданский активист или все еще сотрудник редакции? А если сотрудник The Guardian Гленн Гринвальд (Glenn Greenwald) пишет статью в защиту Эдварда Сноудена, становится ли он от этого его адвокатом или все еще остается журналистом?

Так кого же можно считать журналистом? Это неверный вопрос, считают в интернет-издании Paidcontent.

Попытка причислить Гринвальда, например, к блогерам, – это стремление подорвать к нему доверие и исключить из журналистского братства. Ответ на этот вопрос может определить то, как именно – если расследование продолжится – к Гринвальду отнесется суд или правительство. Именно поэтому такими «обвинениями» нельзя разбрасываться просто так, и вот почему после публикации редакционной колонки в The Wall Street Journal (где один из редакторов и назвал Гринвальда блогером) в европейских и американских СМИ началась острая дискуссия.

Мы, вроде бы, привыкли к тому, что журналистика должна быть объективной, и это ее главный принцип. Но, если приглядеться, мы увидим, что все журналисты в той или иной степени защищают свою (или не свою) точку зрения и имеют собственное видение ситуации. Взять хотя бы Боба Вудворда и Карла Бернстайна, героев самого нашумевшего медийного скандала всех времен и народов – Уотергейта.

Суть в том, что иногда довольно очевидно, что именно и почему поддерживают журналисты, а иногда – нет. Поэтому теоретик медиа Дэвида Вайнбергер (David Weinberger) называет прозрачность новой объективностью. И поэтому он высоко оценивает поступок Гринвальда, который не скрывал своей позиции.

Может быть, именно поэтому «настоящий журналист» – это «тот, кто на клеточном уровне понимает – и не стыдиться этого – антагонистические отношения правительства и прессы»? Это, конечно, неполное определение, потому что есть и такие авторы, которые пишут о корпоративном бизнесе…

В результате, как пишут Джефф Джарвис (Jeff Jarvis) и еще раньше Дэн Гиллмор (Dan Gillmor), автор краеугольной книги о новой роли аудитории в СМИ – “We The Media”, термин «журналист» больше не обозначает группу специалистов с четко обозначенным набором навыков, доступ в которую открыт избранным. Наоборот, социальные медиа и новые жанры прямого репортажа открыли для каждого человека возможность стать репортером – пусть и всего на 5 минут.

Именно поэтому становится практически невозможным определить, кто является журналистом в тот или иной момент. Некоторые американские законодатели хотят пойти по порочному пути некоторых других стран и наделить правительство правом решать, кого можно называть журналистом. Законопроект как бы призван охранять и защищать журналистов, но пока он требует четких дефиниций, он несет в себе угрозу для журналистов всех мастей и видов.

В США вопрос дефиниций стоит, пожалуй, даже острее, чем в других странах, поскольку речь идет о том, на кого распространяется Первая поправка о свободе прессы. Но если мы приходим к выводу, что социальные медиа всех нас время от времени делают репортёрами, то, значит, и Поправка должна распространяться время от времени на каждого.

В 2011 году Апелляционный суд США постановил:

В связи с изменениями в сфере технологий и общественных отношений стало чрезвычайно трудно провести четкую границу между обычными гражданами и журналистами, а новости, которые раскопали блогеры, сидя за компьютером, публикуются крупнейшими СМИ. Это проясняют, почему Первая поправка о защите источников информации не может обеспечить журналисту профессиональный статус.

Не этого ли хотели законодатели? В то время когда Конституция США была написана, пресса в большей степени была представлена памфлетистами, гораздо более похожими на сегодняшних блогеров, чем на The New York Times.

Так кто же такой журналист? Дать четкое определение этому понятию сегодня невозможно, но мы точно видим, что сфера медиа существенно расширилась – и да, стала более хаотичной. Но в будущем это, скорее всего, пойдет на пользу СМИ.

 

Источники:

http://paidcontent.org/2013/06/30/thanks-to-the-web-journalism-is-now-something-you-do-not-something-you-are/

http://paidcontent.org/2013/06/24/greenwalds-meet-the-press-incident-shows-why-bloggers-vs-journalists-still-matters/

http://online.wsj.com/article/SB10001424127887323873904578573382649536100.html?mod=WSJ_Opinion_LEFTTopOpinion

http://buzzmachine.com/2013/06/17/all-journalism-is-advocacy-or-it-isnt/

http://www.hyperorg.com/blogger/2009/07/19/transparency-is-the-new-objectivity/